Мать и ребенок

Суррогатное материнство - реальная история

414
(обновлено 14:08 05.11.2019)
Грузинская писательница Мариам Сараджишвили рассказывает историю женщины, которая решилась на суррогатное материнство

Экономическое положение многих молодых пар в Грузии остается тяжелым. Поэтому для некоторых из них шансом заработать деньги оказывается суррогатное материнство. Естественно, об этом не говорят вслух. Известно, что число детей, рожденных для иностранцев, превышает три тысячи. Часто женщина оказывается в духовном тупике, как и героиня колумниста Sputnik Грузия.

На кухонном столе аккурат между парой тарелок, крошек и консервной банки, игравшей роль пепельницы, лежали квитанции за газ и свет. По обе стороны от печального натюрморта сидели Ростом и Мака, молодые, но уже многострадальные супруги. Оба курили и обменивались обрывками фраз.

- Может, ты у подруг попросишь?

- Ростом, имей совесть, все равно уже никто ничего не даст. Я и так должна Ирме, Эке и Нателе. Из вежливости молчат, входят в положение. Но больше не выжмешь. Ты мужчина, ты что-то придумай.

Последовала длинная непечатная фраза с нелестным упоминанием матери Маки, ее ближайших родственников и всех тех недоделанных личностей, кто приложил руку к изобретению денег и создал людям столько проблем на гладком месте.

Мака, привыкшая за пять лет замужества ко всяким словесным кульбитам благоверного, никак не среагировала. Она взяла треснутый мобильник и заскользила пальцем по экрану. Они давно подсекли бесплатный вайфай, сигнал которого можно было ловить только у окна, находящегося как раз напротив кафе.

На фейсбуке она была подписана на множество групп, где мелькали посты на тему "куплю, продам, ищу няню, сантехника или срочно уберу квартиру". Но ничего интересного не попадалось.

Ростом жил какой-то непонятной жизнью электрика-самоучки по вызову. Хорошо, если позвонит клиент и скажет сделать проводку. А нет - сиди месяц-другой дома, жди птицу счастья завтрашнего дня и копи долги в магазине за хлеб и макароны. Он женился на Маке в шквале эмоций, абсолютно не подумав, что ему нечего предложить своей избраннице, кроме вороха проблем, начиная со съемной комнатки в Африке (район на окраине Тбилиси - прим. ред.) и кончая его взрывным характером. Но любовь схватила Ростома мозолистой рукой за кадыкастое горло, и тут было не до раздумий. Будущее рисовалось туманно, но заманчиво: "Проживем не хуже других!"

Как устроен рынок суррогатных матерей в России

Потому он смело наврал наивной семнадцатилетней Маке о существовании разных призрачных трехэтажных домов, которые якобы имели место в далекой кахетинской деревне его дедушки (иди, проверь), да еще и поманил ее перспективой – поездкой в Грецию к тете, у которой в Афинах ни много ни мало, а имеется свой магазин шмоток. Тетя у Ростома имелась, но в Греции она никогда не была, а торговала специями на Навтлугском базаре и этим содержала двоих сыновей и трех внуков.

Все эти невеселые расхождения с реальностью Мака выяснила, будучи глубоко и прочно беременной, и отступать уже было некуда. Вернуться в свою деревню разведенной и с ребенком тоже не катило никак. В положенное время родился Лука, а молодая семья продолжила дрейфовать по житейскому морю, то черпая новую порцию проблем, то мужественно выгребая старые, накопившиеся неприятности.

Неожиданно на глаза Маке попался интересный пост следующего содержания.

- Ищу желающих для суррогатного материнства. Возраст от 20 до 35 лет. Наличие одного ребенка обязательно. Подробности в личку. Самые высокие цены по Грузии. Анонимность гарантирована.

За пять лет семейного стажа Мака сделала шесть абортов, и ни сном ни духом не помышляла о пополнении. Муж ворчал, что не повезло с женой. Она, де, беременеет, как кошка. И, хочешь не хочешь, наскребай деньги на очередную операцию. Сто лари выложить для их шаткого бюджета - это немало. И так хватало проблем через край. Время от времени их с ребенком выкидывали на улицу хозяева снимаемых комнат, какие-то мерзкие типы грозились перерезать Ростому глотку за невыплаченные долги, ближайшее будущее рисовалось только мрачными тонами. И вдруг у Маки мелькнуло гениально простое:

- А почему бы и нет?

Мака быстренько прикинула предполагаемую сумму. Если дело выгорит, можно будет вполне купить однушку где-то на окраине. Хоть своя крыша над головой. От Ростома чудес ждать не приходится.

Могут ли мусульманки быть суррогатными матерями

И тронула мужа за руку.

- Смотри, что я нашла.

Ростом затушил окурок и пробежал глазами указанные несколько строк. Опять выругался.

- С ума сошла, да? Выращивать кому-то ребенка. Я еще так низко не пал. И думать забудь.

Сказано древними две истины: "вода камень точит" и "если женщина что задумает, ее три пары быков с места не сдвинут". Так и Мака исподволь стала капать мужу на мозги, приводить разные доводы и плюсы, что Ростом сдался и выкинул белый флаг.

- Делай что хочешь. Потом соседям скажем, что ребенок умер.

Остальное было делом техники и разных заумных технологий. Мака связалась через фейсбук с вербовщицей, просмотрела пакет документов и пару-тройку статей в Интернете. Между прочим, наткнулась и на такое.

"Суррогатное материнство в Грузии обходится дешевле, чем в других странах, поэтому иностранные пары часто приезжают сюда для того, чтобы стать родителями. Спрос на услуги суррогатных матерей в Грузии очень высок, особенно среди пар из США, стран Европы, Австралии и Израиля.

Точная статистика детей, рожденных суррогатным путем в Грузии, неизвестна, но, по неофициальной информации, их число превышает 3 тысячи.

Рождение ребенка от суррогатной матери в Грузии (включая роды и обследования) в целом обойдется в 25-30 тысяч долларов. Из этой суммы суррогатная мать получает 15 тысяч долларов.

Учитывая тяжелое социальное положение в стране, желающих стать суррогатными матерями в Грузии очень много. Стать суррогатной матерью в Грузии могут здоровые женщины в возрасте от 20 до 35 лет".

- Что ж, не я первая, не я последняя, – подумала Мака, примериваясь к своей будущей роли "просто инкубатора".

Дальнейшие события замелькали с мультяшной быстротой. Анализы, обследования, подписи необходимых бумаг. В назначенное время Маке ввели оплодотворенную яйцеклетку, и через три месяца малыш стал делать в ней первые волнообразные движения. Ростом вначале ругался, но потом, увидев в руках жены приятно хрустящие доллары, легко обрел душевный покой. Они стали лучше питаться и смогли расплатиться со старыми гирляндами долгов. Купили много новых шмоток себе любимым и Луке.

Женщина родила дочь после 14 направлений на аборт

Четырехлетний Лука уже засек округлившиеся мамины формы, и на его вопросы ему ответили, что скоро у него будет братик или сестричка. Он часто подбегал к Маке и гладил ее по животу. Давно приставал к родителям со своей мечтой, и вот она наконец-то воплотилась в жизнь.

Самой Маке было невесело. Беременность ее протекала хорошо, без осложнений, теперь у нее появилась возможность часами гулять с Лукой в парке, катать его на каруселях и не решать этот ежедневный мучительный ребус, как из ничего соорудить хоть какой-то обед на троих человек.

Она уже полюбила этого малыша, бьющегося под сердцем. Шалун время от времени крутился, вытягивал ручку или ножку, а иногда просто требовал купить ему банан или гранат.

Время уже шло к родам, а Мака все чаще и чаще задумывалась, какая жизнь ждет этого малыша там, в другой стране, у незнакомых людей. Наверняка, он будет жить в достатке и любви своих родителей. Все у него будет хорошо. Но как будет она, Мака, без него. Вот это уже вопрос. И как будет плакать Лука, не получив братика или сестричку. Потому и молилась в душе.

- Господи, сделай что-нибудь. Пусть он останется у меня. Как-нибудь. Тебе все возможно, Господи.

С мужем говорить об этом она не рисковала. Было опасно и чревато. Кому нужен чужой ребенок.

Ростом же по-своему переживал сложившуюся ситуацию и много пил в последнее время. Благо, с деньгами теперь проблем не было.

Его друзья часто приставали к нему с вопросами.

- Какой молодец! Жена второго рожает. А как назовешь? В честь отца или деда? – и прочее невинно шутливое.

Ростома что-то распирало изнутри, и хотелось на это крикнуть, так, чтоб все заткнулись.

- Никак я его не назову.

Внутри сверлило самообличительное:

- Э, кто я после этого.

Еще угораздило его посмотреть передачу о том, что церковь категорически против суррогатного материнства и призывает своих верных чад быть подальше от греха. После передачи стало ему совсем тошно. Как тут не выпить на нервах.

"Заставила дочку сделать аборт" - история про мнимую религиозность

И вот Маку забрали в роддом. Ее врач, который наблюдал всю беременность и одновременно был одним из посредников этого тонкого дела, неожиданно подошел с озабоченным видом.

- Вынужден вам сказать, что наши партнеры отказываются от ребенка и оплатили неустойку. Ваши деньги вы получите без проблем и еще добавку. Ребенок остается у вас. Вы можете написать отказ от него в пользу государства.

У Маки задрожали губы от радости.

- Вы плачете? Вам нельзя нервничать перед родами.

- Нет, что вы, наоборот. Я очень рада, что мой ребенок будет со мной. А что случилось с заказчиками?

Врач как-то помялся и, почему-то понизив голос, сказал.

- Это пара геев. Они поссорились и неожиданно развелись. Ни один из них не захотел взять к себе заказ. Потому и оплатили... ммм... неудобства. Быть матерью–одиночкой - незавидное дело.

Тут у Маки начались схватки...

________________________________________

Год спустя после описываемых событий общие знакомые видели Ростома с коляской и Лукой в парке. Видимо, они так и купили облюбованную квартирку на отшибе, как и планировали. Теперь Ростом часто клянется во время попоек, что сто процентов они с Макой родят третьего. Из принципа. Вопрос по существу, как они будут жить дальше, просто не возникал в хмельной голове. Ростом привык жить на эмоциях и надеждой: даст Бог, что-то еще подвернется. Да и что гадать - полстраны так живет.

414
Теги:
роды, ребенок, мать
Хабиб Нурмагомедов

Победы Рахмонова и Нурмагомедова в UFC: старт казахстанца и финиш россиянина

115
(обновлено 09:31 25.10.2020)
На острове Яс вблизи Абу-Даби прошел турнир UFC 254, в котором историческую первую победу одержал боец из Казахстана – Шавкат Рахмонов. Также миллионы поклонников смешанных боевых единоборств стали свидетелями последней победы Хабиба Нурмагомедова в его карьере.

Колумнист Sputnik Казахстан подробно рассказывает, как складывались оба зрелищных боя, ставших знаковыми для Казахстана и России.

Первая победа - гильотиной

Бразилец Алекс Оливейра не выглядел техничным на фоне дебютанта UFC Рахмонова, зато обладает куда большим опытом, нежели казахстанец. Тем не менее соперник Шавката заметно побаивался его и особо не пытался захватить инициативу с первых секунд поединка.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от UFC Russia (@ufcrussia)

Сначала оба бойца присматривались друг к другу, а затем бразилец пробовал достать подбородок Рахмонова различными ударами. В целом, активным Оливейру нельзя было назвать, поэтому, почувствовав оппонента, Шавкат бросился вперед. Он прижал к клетке Алекса и обрушился на того серией ударов. Большинство из них достигали своей цели, поэтому Оливейре пришлось непросто. Он, конечно, пытался дать Рахмонову отпор, но было уже поздно. Фактически он оказался в ловушке казахстанца, из которой пробовал выбраться целым и невредимым. Обхватив туловище Шавката, Оливейра получал от противника удары коленом. Правая рука Рахмонова была не свободной, поэтому он бил левой. Попеременно – и Шавкат, и бразилец пытались перевести схватку в партер – неудачно.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от ufc (@ufc)

Еще одна попытка Оливейры завалить соперника на канвас - и казахстанский боец, улучив момент, произвел удушающий прием, в ММА называемый "гильотиной". Алекс сдался – чистая победа Рахмонова.

Таким образом, в профессиональной карьере для него эта виктория – 13 по счету и первая под эгидой всемирно известного промоушена.

О чем говорил Рахмонов после схватки

Там же в октагоне у Шавката взяли интервью, в котором он, естественно, поблагодарил как свою команду, так и всю страну за поддержку.

- Соперник у меня был очень опытный, - рассказывал на казахском Рахмонов. – Победа – эмоциональный момент, и я очень счастлив поднять флаг Казахстана.

По поводу своего захвата казахстанец сказал следующее:

- Все получилось очень четко, да и захват выдался плотным. Любой бы на месте нынешнего соперника сдался, - смеясь, поделился Шавкат.

Как это часто бывает, у победителей спрашивают о ближайших планах и следующем бое в UFC, на что Рахмонов ответил:

- Для начала нужно вернуться домой, отдохнуть, набраться сил. В Казахстане говорят, что все нужно делать постепенно, шаг за шагом. Вчера у меня был день рождения, и эта победа – лучший подарок, - добавил наш соотечественник.

Уже за пределами октагона у Рахмонова о прошедшем поединке спросили более подробно:

Нурмагомедов выиграл и попрощался

После боя Рахмонова телезрителей ожидали еще несколько боев, каждый из которых выдался весьма зрелищным. Однако весь мир горел желанием именно главную схватку вечера на Бойцовском острове – Хабиб Нурмагомедов – Джастин Гэтжи.

Очередная защита чемпионского пояса "дагестанским Орлом" получилась с красивой концовкой.

Куат Хамитов одержал первую победу в MMA за четыре года

Если подробней, то с первых секунд боя американец был активен. Забрал центр октагона, прессинговал Хабиба, пробовал пробить лоукики (удары по ноге – прим.). Правда, активность Гэтжи была недолгой. Нурмагомедов почувствовал, когда нужно прибирать инициативу в свои руки и нанес несколько ударов. Дагестанец предпочитал работать в стойке, однако и сам пропустил несколько точных ударов. Были попытки у Хабиба произвести тейкдауны (перевод из стойки в партер – прим.), однако Джастин держался. Все это продлилось недолго и Нурмагомедову удалось перевести борьбу в партер. Правда, завершить начатое в первом раунде российскому бойцу было не суждено – остановил гонг.

Второй раунд "Орел" начал весьма резво. Подобрался к сопернику, применил прием "треугольник" и заставил Гэтжи сдаться. Причем судья не сразу заметил, что американец постучал по телу Хабиба.

Отойдя от соперника, Нурмагомедов уже не совладал с эмоциями и, заплакав, упал на канвас. Естественно, в этот момент Хабиб мог думать только об одном человеке – ушедшем в этом году из жизни отце Абдулманапе.

Красивым жестом отметился и Джастин Гэтжи, который буквально сразу же пришел в себя после удушающего в исполнении его противника. Проигравший подбежал к Хабибу и попытался его успокоить, сказав несколько слов. Спустя пару минут экс-соперники уже обнялись, а Джастин сделал комплимент Нурмагомедову.

- Сегодня мой последний бой, - говорил, находясь в октагоне, в своем интервью россиянин. – Это был мой первый поединок после того, что случилось с отцом. Когда мне позвонили из UFC и предложили провести этот бой, то я три дня разговаривал с мамой. Она не хотела, чтобы я дрался без отца. Я пообещал, что поединок будет последним в карьере. Хочу попросить UFC поставить меня на первое место в рейтинге, независимо от весовых категорий. Я это заслужил.

Также, напоследок, Хабиб дал совет всем окружающим – быть рядом с родителями. Он пообещал, что отныне будет больше времени уделять матери.

После таких слов мало у кого остаются сомнения в том, что Нурмагомедов действительно завершил профессиональную карьеру. Ведь дело даже не в финансах, которые завтра ему будут предлагать за возвращение в октагон. Религиозный Хабиб дал понять, что обещание маме – это святое и никакими деньгами это не купить. 

115
Теги:
Шавкат Рахмонов, Хабиб Нурмагомедов
Женщина с ребенком в коляске

"Люблю я свою бедность": история о матери-добытчице

164
(обновлено 13:42 24.10.2020)
"Я же мать! И мне обязаны помочь!", - нередко такие высказывания можно услышать от женщин, которые становятся настоящими добытчицами в семье. Почему одни считают, что все им обязаны, а другие молча добиваются всего сами - история одной многодетной семьи

С Ариной мы ровесницы, нам обоим уже за сорок пять. Советское наше детство прошло на соседних улицах, и отцы наши работали в одной организации: в огромной передвижной механизированной колонне, мой папа прорабом, а папа Арины аккумуляторщиком. Ходили мы с Аришкой на утренники в клуб ПМК, отмечали вместе дни рождения подружек, делились "сокровищами": ракушками, выловленными из глубоких арыков в конце нашей улицы, красивыми камешками, листьями для букетов.

Мама Арины была поваром, готовила прекрасно, и в целом Полина Юрьевна была женщиной хлопотливой, хозяйственной, рачительной. Огород сажала, домашнюю птицу держала, закрывала на зиму десятки банок солений, шила, вязала, делала плов и жаркое в казане на уличной печи, звала соседей в гости на каждые праздники.

Домочадцев у нас было немного: мама, папа, я и младший брат. А у Арины было целых пять старших сестер. В то время, когда мы были маленькими, они уже выросли, мама родила Арину в сорок пять лет, и сестры Арины, девушки умные и самостоятельные, все уехали в Россию, списавшись с училищами при заводах, чтобы выучиться профессиям и получить работу. Отучились там, не доставив особых хлопот родителям, создали семьи, нарожали по выводку замечательных детей.

А Арина долгое время жила при маме. Мама с младшей дочери пылинки сдувала, домашней работой её не обременяла, деньги тратить не научила, в СПТУ, куда Арина поступила учиться на швею после восьмого класса, розгой не гнала. Арина вышла замуж за соседа Вовку на третьем курсе училища, и бросила ходить на занятия.

- Вовка у меня добытчик, - говорила она. – На все заработает! Так, мне тогда зачем напрягаться?

Действительно, зачем, тем более, что жили молодые с Полиной Юрьевной и Николаем Иванычем, таково было условие тестя, отца Арины, для зятя, влюбившегося в симпатичную соседку без памяти. Хотели родители Аришки оградить её, пока могут, от домашних хлопот, да внуков в своем доме нянчить.

Полина Юрьевна успела вырастить первенцев Арины, мальчишек Глеба и Андрея. Бабушка баловала пацанов домашними сластями, дед добывал на охоте фазанов и уток внукам на бульон, муж Арины экскаваторщик Вова получал хорошую зарплату, да еще и, когда с работой случались перебои, записывался в рыболовецкую бригаду.

Уезжал на неделю-другую на Арал, возвращался оттуда с деньгами, мешком рыбы, привозил Арине и детям курт из верблюжьего молока, который покупал у хозяек в аулах, настоящее домашнее сливочное масло, шубат в пятилитровой канистре. Арина в муже души не чаяла, ведь, муж так ее любил, что терпел и ее неумение тратить деньги, их вечно ей было мало, и длинный язык жены, и ее любовь к пестрым нарядам, и появившееся с возрастом нежелание прихорашиваться и держать себе в форме. Аришка после двух родов расплылась, ходила с вечным жирным хвостиком на голове, в калошах и аляпистом халате могла пойти в центр поселка на рынок – на товар поглазеть.

Полина Юрьевна умерла, когда младшей ее дочери исполнилось тридцать пять. На похороны матери приехали все ее старшие дочки, справили богато украшенный гроб, пышные поминки, "отсыпали" Аришке денег на первое время, и разъехались по домам. Николай Иванович, погоревав о жене, вручил Арине свою банковскую карточку, на которую ежемесячно "падала" ему пенсия, и сказал:

- Вот, дочь, теперь ты хозяйка в доме, мне уже восемьдесят пять, ноги дальше нужника во дворе не носят. Домовничай, а я уж с полным правом на диване перед телевизором полежу.

Пока дедова пенсия была в руках у Арины, хозяйство она умудрялась вести сносно. У Николая Ивановича и накопления на карточке были, и ежемесячно под сто тысяч тенге пенсии поступало. Сыновья Арины были уже подростками, хоть и лениво, но ходили в школу, а после уроков возились в усадьбе, Арина спихнула на них всю работу: от огорода, ухода за домашней птицей, до заготовки провианта на зиму. Ребята, в отличие от матери, научились у бабушки Полины и помидоры на зиму закрывать, и яблоки сушить, и сало, рыбу солить и коптить.

Дружные, они весь световой день что-то делали, и на пятнадцатилетнем Глебе и семнадцатилетнем Андрей первый год после смерти Полины Юрьевны все хозяйство и держалось. Потом Андрей и Глеб уехали в город, Андрей устроился на работу дворником, получил от управляющей компании убитую, но вполне пригодную для жилья служебную квартирку, братишку Глеба он пристроил учиться в колледж, на автослесаря.

- Ну, и, хорошо, - сказала Арина. – Парни сами себе на жизнь заработают, а мне хлопот меньше, только в доме прибрать, да отца с мужем накормить.

Сажать огород и держать хозяйство она бросила.

Дед Николай бабушку Полину пережил всего два года. Снова приехали на похороны из России Аришины сестры, похоронили, помянули отца честь по чести, купили сестренке продуктов на два месяца вперед, и укатили восвояси.

Арина через несколько месяцев поняла, что осталась у разбитого корыта. Организация, где работал ее муж, распалась, Владимир стал заниматься только рыбной ловлей, а это, когда густо, когда пусто. Сыновья пары в отчий дом носа не казали.

А тут Арине Бог послал ребеночка. В тридцать девять лет родила она дочку Лизу. Соседка Авдеевых Света Клюкина, женщина опытная, одна воспитывающая четверых незаконнорожденных детей, научила Арину быстро оформить все пособия на ребенка, встать на учет в собесе, как семья, не имеющая никакого дохода, куда обращаться за материальной помощью. Арина заставила мужа уйти из рыболовецкой бригады, где он был хотя бы сезонным работником, но оформленным, и рыбачить в одиночку или с друзьями на Сырдарье, недалеко от поселка. Володя получил статус безработного. На социальные выплаты и доходы от рыбалки семья худо-бедно прожила еще два года.

А тут у Арины снова "подарок судьбы" - беременность в возрасте за сорок. Рыхлая и тяжелая на подъем, с большими трудностями родила Арина дочку Катеньку, и прочно осела с малышней дома. Ни хозяйством, ни собой она уже была просто не в состоянии заниматься, тут, здоровья нет, а одна дочь за подол держится, только ходить научилась, вторая в люльке кричит.

- Молока мало, - рассказывала о своих проблемах с Катенькой Арина. – Детское питание для прикорма в поликлинике дают, но его не хватает на месяц, хоть ругайся. Кстати, и ругалась, но, ведь, не дадут же больше положенного, хоть заорись.

- Надо козу купить, - посоветовала я. – Или молоко коровье у кого-то из частников брать.

- Ишь, ты, - свернула на меня глазами Арина. – У меня четверо детей, я многодетная! Пусть мне государство питание хотя бы для младшей дочери даст!

И "выбила", написав несколько слезных заявлений, в представительстве одной гуманитарной организации целый мешок сухих сливок. Катя стала есть кашу, сваренную на этих сливках, поправляться, больше не кричала целыми днями.

В следующий раз столкнулась я с Ариной года через два в женской консультации. Забежала поздороваться с подругой, гинекологом по профессии, передать ей гостинцы от городской родни. Сама я уже давно живу в городе, в поселке бываю, только когда командировка выдастся в ту сторону. Иду по коридору в поликлинике, сталкиваюсь с Ариной, и замечаю, что она глубоко беременна.

- Арина, тебе ж сорок пять! – воскликнула я.

- На себя посмотри, ты ж моя ровесница, а тоже ляльку нянчишь, младшей у тебя год? Два?

Действительно, я в сорок три тоже стала мамой, родив своего второго ребенка.

Пожелала Арине удачи и распрощалась с ней.

Через месяца три звонит мне мама, и просит навестить Арину в областном перинатальном центре.

- Забрали ее на скорой, давление поднялось, - рассказала мама. – У Аринки всю беременность был токсикоз, и сбивала она его темным пивом, соседка какая-то насоветовала. Вот и приключилась беда на девятом месяце, лежит сейчас Арина в реанимации, родила или нет, не знаю, съезди, отвези вещей теплых, у вас с ней один размер, белья, спроси у врачей, нужно ли что-то еще. Вовка поехать в город не может, с двумя дочками возится.

Я собрала сумку, поехала в перинатальный центр. С Ариной оказалось все не так страшно, как моя мама себе представляла. Сделали ей кесарево сечение, родила она опять девочек – двойню. Крошечных, слабеньких, но живых. Я целый месяц ездила в больницу навещать Арину и её детей, Глеб и Андрей покупали матери, болевшей после родов, лучшие продукты. У меня нашелся пакет с распашонками и ползунками, которые первые месяцы носила моя дочка Варя. Подгузников большую упаковку привезли для малышек Арины из гуманитарной миссии.

В общем, все обошлось, выписали Аришу и её девчонок домой, и стал дом у Авдеевых "девчачьим царством". Вовка смеялся:

- Приезжаю с рыбалки, а дома двое в колясках, еще одна с погремушкой бегает, другая кукле стрижку делает. Кино!

Следующий мой приезд в родной поселок был прошлым летом, в августе, когда убрали блок-посты на дорогах, и я смогла, наконец, выбраться к маме. Пандемия коронавируса не пощадила и нашу семью, мы с дочкой переболели, чувствовали себя плохо, но, слава Богу, тесты на Ковид уже были отрицательными. Я решила, что поживу с Варварой, младшей дочкой, месяц у мамы, на свежем воздухе, в частном доме.

Только приехали и распаковали вещи, пришла со своим "девчачьим гарнизоном" Арина. Варвара, обрадовавшись такой большой компании, повела девчонок в сад, там был накрыт стол, стояли вазы с фруктами, корзинка с сухариками. Девочки перекусили и устроили игру в прятки. Двойняшки, Инна и Вика, еще не умели в прятки играть, и им вручили коробку с игрушками, которую мама еще с моих детских лет хранила в сарае.

Мы, взрослые женщины, сели пить чай на топчане, присматривая за детьми.

- Как живешь? - спросила я Арину.

- Ой, да, здорово! – ответила она. – С мужем получили по сорок два пятьсот, еще пятьдесят тысяч дали нам материальной помощи из какого-то фонда, волонтеры уже два раза привезли по два пакета продуктов, в социальном магазине выдали девочкам хорошую одежду. По мне, не карантин, а сказка какая-то!

Тут она увидела за оградой моего соседа, парня-волонтера, который как раз и привозил Авдеевым продукты. Окликнула его, остановила, подбежала к ограде и, уткнув руки в боки, стала кричать:

- Алмас, ты мне скажи, почему у вас в продуктовых наборах одни макароны, масло, сахар и мука? Мои дети еще и мясо есть должны, и колбасу любят, и конфеты! В следующий раз учтите это все!

Алмас опешил.

- Женщина, мы только волонтеры, развозим пакеты по адресам, а собирают их меценаты, предприниматели дают, кто что может.

Арина удивилась:

- Так это еще и не от государства? Тогда тем более передай этим благодетелям все мои слова.

Мне стало неловко, стыдно за ситуацию, я одернула Арину:

- Слушай, ну, правда, что ты волонтеру претензии высказываешь? И почему в продуктовых наборах для малоимущих должны быть колбаса и конфеты?

- Что там в наборах у других людей, я и знать не хочу, а мне пусть привезут и колбасы, и конфет, и окорочков! Я же мать! – отрезала Арина, обиделась и ушла, уведя детей.

А на следующий день с утра я услышала крики и шум в конце улицы, оказалось, Арина пришла ругаться с директором школы, в которую осенью должна пойти её старшая дочь Лиза.

- Вы же руководитель единственной в поселке школы, должны заботиться о том, чтобы все дети учились! – кричала Арина. – Не дадут мне к сентябрю одежду, сумку и канцтовары для Лизы, не будет она учиться!

Пожилая уже директор школы обещала Арине хоть чем-то помочь, и та ретировалась. Я удивилась:

- Ариш, тебе же партийцы привозили недавно что-то для девочки?

- А школа-то ничего не давала!

Я закипела:

- Арина, думать надо было, когда детей рожала, чего ты ходишь и всем тычешь своей бедностью, у тебя ж и так пособие на младших больше, чем у многих людей зарплата!

- А я, может, люблю свою бедность! Живу я интересно! А государство мне по гроб жизни должно, что я ему шесть граждан нарожала. И те, кто побогаче меня должны. Бизнес делают – пусть для народа раскошеливаются! А ты лет через пятнадцать будешь завидовать мне: я пенсию стану получать, палец о палец за всю жизнь не ударив, четырьмя зятьями помыкать и двух невесток гнобить.

Ну, что ответишь человеку, у которого такой поворот в голове?

Мы с Варей уже уезжали домой, когда мама принесла с улицы новости: волонтеры отремонтировали Арине дом, Лизу меценаты не просто собрали в школу по высшему разряду, а еще и подарили ей планшет. Андрей в городе женился на женщине с ребенком, и Арина отправила свою вторую дочь Катеньку к ним.

- Где один растет, там и двое до кучи вырастут, - сказала она.

Муж Арины устроился на строительство какого-то завода, тоже в городе. Живет прямо на стройке в вахтовом городке. Арину кто-то надоумил развестись с ним, якобы матерям-одиночкам в стране больше внимания. И она подала заявление в суд. Что скажет на это Владимир, когда приедет с вахты и его пригласят в зал судебных заседаний на процесс, прогнозировать трудно.

164
Девочка смотрит в окно

Здания поселковых школ продают за копейки в Северном Казахстане

26
(обновлено 11:46 25.10.2020)
За последние два десятка лет в селах Северного Казахстана с малым числом населения закрылись более трехсот школ

АЛМАТЫ, 25 окт — Sputnik. Опустевшие школы в Северо-Казахстанской области выставляют на аукционы. Причина в том, что учиться в них просто некому. Местное население переезжает в большие города, а в поселках остаются одни старики.

В селе Ульги Жамбылского района Северо-Казахстанской области на сегодняшний день проживает лишь восемнадцать человек, сообщает портал Петропавловск.news.

Еще десять лет назад их было 235, а в самые лучшие годы число населения здесь превышало 400 человек.

Здание местной школы, вполне себе добротное, пустует здесь уже долгие годы. И сейчас его выставили на продажу. Оценщики, по самым скромным меркам, считают, что стоит строение не менее 3,7 миллиона тенге.

Однако покупателя не найти: в селе, где не осталось практически никого, это здание никому не нужно. Вот и говорят специалисты, что, по условиям аукциона, торги на котором будут идти на понижение, школу можно купить всего за один тенге. Но даже за копейки покупать ее никто не спешит.

От уличных туалетов в казахстанских школах обещают полностью избавиться к 2021 году

Схожая ситуация в селе Рождественка опять же Жамбылского района. Здесь продается большая двухэтажная школа площадью 1 264 квадратных метра. Оценочная стоимость — 9,4 миллиона тенге, а минимальная — один тенге. В Рождественке сейчас проживают всего тринадцать человек. В прошлом году в селе было 44 жителя. 20 лет назад здесь жили 372 человека.

Далее по списку идет двухэтажная школа в селе Акбалык, 1980 года постройки. Площадь - 562 квадратный метра, начальная цена 1,7 миллиона тенге, минимальная — все та же символическая тенге. Кстати, села Акбалык как бы и не существует больше. Оно было упразднено еще в 2018 году. А еще два десятка лет назад здесь жили 260 человек.

Токаев предложил открыть школы Абая для одаренных детей

Огромное трехэтажное здание школы площадью 3 327 квадратных метров продается и в селе Новоузенка Есильского района. Оценочная стоимость — 27,2 миллиона тенге, минимальная — опять один тенге. Школа построена в 1983 году, когда население Новоузенки составляло 950 человек. Сейчас в селе осталось 30 жителей. Одна из основных проблем — отсутствие воды, за которой оставшиеся новоузенцы ездят в соседние села.

По данным комитета по статистике РК, за последнее десятилетие общее количество школ в Северо-Казахстанской области сократилось на 127. А общее количество учащихся в начальных и средних школах уменьшилось на восемь тысяч человек. Всего за 20 последних лет в Северо-Казахстанской области закрылось 302 школы (осталось 478), а количество учащихся уменьшилось на 63 тысячи человек — со 135,2 тысячи до 78.

26
Теги:
продажа, торги, школа, Северо-Казахстанская область