Пекин, виды города

Европу раскололо партнерство с Китаем

75
(обновлено 15:02 03.06.2021)
На днях в южном китайском городе Гуйяне побывали четверо министров иностранных дел: трое из Восточной Европы (Сербия, Польша, Венгрия) и один из Европы крайне западной (Ирландия)

К этому можно добавить недавнюю поездку главного дипломата Китая, Ян Цзечи, в Словению и Хорватию. Все вместе — это демонстрация, что отсутствует и не скоро появится какая-либо единая европейская идея насчет того, что такое для Европы Китай: спасение и шанс на будущее или страшная угроза, пишет колумнист РИА Новости.

Официальная дипломатия Пекина, конечно же, неустанно заявляет, что никакой политики по расколу Европы не ведет, Китай сотрудничает с теми, кто этого хочет. Ну если они так говорят, значит, и правда не раскалывают. Да и зачем такое делать, если сами европейцы расколоты хуже некуда.

Дипломатический марафон в Гуйяне — это, без сомнения, ответ одних европейцев на безумства других. Ключевая точка в сюжете — голосование в Европарламенте в середине мая за то, чтобы отложить на неопределенный срок ратификацию Всеобъемлющего соглашения об инвестициях по линии Евросоюз — КНР.

Китай осуществил успешную посадку зонда на Марс

История поучительная. Дело в том, что Европа сидит под китайскими санкциями. Европарламент же до сих пор населен множеством депутатов, которые считают, что санкции могут вводить только представители Запада против всех прочих, отсюда и их решение. Формула такая: сначала Китай снимает свои санкции, потом поговорим об инвестициях.

Затем последовала еще одна акция из той же серии. Китай давно уже ведет сотрудничество с двумя европейскими структурами, то есть и с ЕС, и с организацией своего сотрудничества со странами Центральной и Восточной Европы, известной как "17+1". Собственно, встречи в Гуйяне и были доказательством того, что Европарламент и ЕС в целом могут говорить все что угодно, а вот механизм "17+1" будет жить своей жизнью, несмотря на попытки подорвать его или хотя бы уменьшить вот эти самые "17".

Попытки такие — это, прежде всего, вылазка министра иностранных дел Литвы Габриэлиуса Витаутасовича Ландсбергиса, заявившего, что его страна выходит из "17+1" и другим советует сделать то же самое. Было это, понятно, после голосования в Европарламенте. Или, если хотите, синхронно с таковым.

Казахстан сократил расхождения таможенной статистики с Китаем

Если бы Европа была одним живым организмом, то его диагноз был бы таков: серийный самоубийца. Внутри этого организма есть нечто, не упускающее ни единого шанса навредить собственной экономике. Не только в США, но и в Европе постоянны попытки остановить "Северный поток — 2", лишившись дешевого и стабильного газа, повышающего конкурентоспособность европейской продукции. Похожими могут оказаться экономические последствия очередной блокады Белоруссии. Те же рефлексы проявляются по части интеграции с, возможно, главной сегодня экономикой мира — китайской.

Но диагноз сложнее, потому что у нашего самоубийцы наблюдается еще и раздвоение — или даже растроение — личности. А на самом деле это никакой не единый организм, а борьба множества сил, часть которых действительно делает все, чтобы никто не выбрался из нынешней ситуации, особенно с учетом европейского коронавирусного погрома. Пекинские комментаторы констатируют, что имеют дело с серьезно разделенной системой, к которой надо просто проявить терпение.

Цена вопроса здесь вот какая: в декабре прошлого года произошло событие глобального масштаба — Китай стал первым торговым партнером стран ЕС, оттеснив США. Речь об объеме товарооборота в один миллиард евро в день. Понятно, что реакция США на эту ситуацию та же, что и в случае с "Северным потоком": вернуть лидерство, а заодно пригнуть к земле европейцев, повязать их зависимостью. Но то Америка. А вот что же за люди внутри Европы, для которых не проблема продвигать решения, экономически невыгодные себе и соседям, — разговор долгий.

Почему Россия построит новый газопровод в Китай в обход Казахстана?

Интересно, что то самое соглашение об инвестициях, которое было подписано в прошлом декабре, а в мае заблокировано, многими воспринималось как образец излишней уступчивости Пекина. Китай сдал очень многие позиции. Например, европейцы добивались, чтобы их инвестиции в Китай шли в производство электромобилей и в телекоммуникации, и в итоге получили это. Они хотели, чтобы в совместных проектах Пекин отменил преференции для своих государственных компаний, и это случилось. Они огорчались, что китайцы в обязательном порядке требуют перевода технологий (то есть раскрытия для местных технарей секретов производства), — хорошо, по тексту соглашения теперь можно ничего и не раскрывать.

И понятно, что соглашение это, вообще-то, носит скорее демонстрационный характер. Каждая европейская страна вполне может обходиться и без него, подписывая с Китаем двусторонние документы. И инвестировать, и принимать инвестиции. Что и происходит, хотя понятно, что торговаться поодиночке с гигантом не так выгодно. В общем, как и сказано, хотите навредить себе же — заблокируйте инвестиционное соглашение.

И это особенно верно с учетом того, что время работает именно на Китай. ЕС вымогал у Пекина свои условия семь лет. За это время не просто Китай стал другим — теперь другая ситуация в мировой экономике в целом. Семь лет назад европейцы рассчитывали создать общие правовые рамки для схемы, при которой Китай служил бы и дальше "мастерской мира", производственной базой, основывающейся на западных технологиях.

Но сейчас все перевернулось на сто восемьдесят градусов. Сегодня есть смысл говорить, наоборот, о выгодах инновационного альянса для европейцев со страной, которая оттеснила США с позиции мирового технологического лидера. Хотите свежих новостей на эту тему — вот только что прозвучавшее выступление китайского лидера Си Цзиньпина на совместном заседании членов двух академий наук и прочих инноваторов. Поставлены задачи на самое ближайшее будущее: превратить Китай в глобальный центр технологических талантов, обеспечить полную самостоятельность по ключевым направлениям прогресса и многие другие. Так что Китай без Европы явно проживет, а вот она без Китая — еще неизвестно.

75
Теги:
Европа, Китай
Великая Отечественная война 1941-1945 годов

Туркестанский легион: кого предлагают реабилитировать в Казахстане