Байжан Канафин

Почему государство неэффективный менеджер цифровизации

24291
(обновлено 15:54 30.10.2018)
Байжан Канафин, крупный специалист в сфере IT, в эксклюзивном интервью Sputnik раскрыл проблемные стороны процесса цифровизации в Казахстане

АСТАНА, 25 янв — Sputnik, Жания Уранкаева. Цифровизация и автоматизация — два слова, о которых сейчас в Казахстане не слышал только глухой. На рельсы цифровизации, по которым развитые страны прошли много лет назад, наша страна только встает и предпринимает робкие попытки запрыгнуть в уходящий вагон.

О технологических решениях и глобальном процессе автоматизации корреспондент Sputnik Казахстан побеседовала с одним из ведущих IT-специалистов республики и попыталась узнать, насколько рентабельно вести в Казахстане бизнес в сфере IT, и в какой момент незаметные ребята из каморок стали незаменимыми специалистами.

Байжан Канафин
© Sputnik / Владислав Воднев
Байжан Канафин

– Байжан, свое "детище" Documentolog вы создавали на заре миллениума. Расскажите, тогда вы использовали иностранный опыт или учились на своих ошибках?

Справка. Байжан Канафин
© Sputnik
Справка. Байжан Канафин
– Начну с того, что коммуникациями я увлекался со школьной скамьи. И на тот момент, когда я вернулся на родину из Германии, грезил и горел желанием внедрить полученные знания на практике. На тот момент, в 2005 году, распространение интернета было не таким сильным. Тогда не было понятия венчурного инвестирования, любой бизнес приходилось поднимать за свой счет и на своих ошибках. Уже тогда я параллельно со своей основной деятельностью, работая в нацкомпании КТЖ, начинал создавать корпоративные продукты.

В 2008 году мы познакомились с ребятами, у которых была идея по Documentolog. Они тогда были очень и очень маленькие, а у меня была идея по CRM-продукту (прикладное программное обеспечение для организаций, предназначенное для автоматизации стратегий взаимодействия с клиентами – прим.), и мы решили объединиться.

 

Безусловно, как и любому казахстанскому начинающему продукту, было очень сложно. Никто не верил, никто не хотел рисковать, устанавливать казахстанский продукт. В те годы денег было много и гораздо проще было купить проверенные продукты от Microsoft и IBM. В таком положении мы были до 2012 года.

Случившаяся первая девальвация, определенно, сыграла нам на руку, потому что зарубежные продукты стали дороже, и тогда заказчики обратили внимание на местное.

Сейчас наша компания очень уверенно себя чувствует на рынке, мы обслуживаем все крупные холдинги. В этом году планируем выйти на рынки России, Узбекистана и Беларуси.

– В перечисленных вами странах такого нет или у нас качественнее и дешевле?

– Безусловно, там все есть. Но это же рынок. У нас, поскольку мы являемся производителями, есть определенные преимущества в той же ценовой политике, в самом продукте, который наполнен широкими возможностями и функциями. Сейчас порядка 250 компаний-клиентов пользуются нашими услугами. Мы научились уже не просто внедрять продукт, но и развивать его, сопровождать и быстро реагировать.

– Многие считают, что в Казахстане нет конкуренции в сфере IT, и это увеличивает маржу зарубежных спецов, так ли это? Насколько местные IT-компании конкурентоспособны в сравнении с западными?

– Здесь есть несколько причин, и первая заключается в том, что в Казахстане рынок небольшой. Для компании, которая готова создавать какое-то производство, необходимо сразу ориентироваться на экспорт.

Вторая большая проблема кроется в том, что у нас в 80 процентах заказчиком является государство. А если заказчик — государство, то работают наемные менеджеры. Решения этих управленцев, в свою очередь, осторожные, чтобы в случае чего их не могли наказать. В их понимании, более рискованный, но дешевый отечественный продукт всегда проигрышнее более дорогого западного. И это главное отличие госуправленцев от предпринимателей, заточенных на оптимальные решения, когда всю ответственность в полной мере они берут на себя.

Я убежден в том, что государство является неэффективным менеджером именно по причине работы наемных сотрудников, у которых стоит задача достичь результата с меньшими для себя рисками.

Байжан Канафин
© Sputnik / Владислав Воднев
Байжан Канафин

В итоге за 25 лет мы после двух девальваций оказались в ситуации, когда и своего производства нет, и денег нет на закупку зарубежного. Поэтому сейчас государство спиралевидно пришло к определенному риску, поддерживая своих. Да, они не будут сразу такие же крутые, как зарубежные, но ведь и Москва не сразу строилась. Процесс болезненный, но мы сейчас на пути взращивания своих лидеров.

– А своих лидеров у нас сейчас достаточно на рынке? Тех, кто готов рисковать собственным капиталом, внедряя передовые IT-решения?

– У нас в сфере информационных технологий до сих пор имеется дефицит в специалистах. Сейчас понятие IT стало очень объемным. Есть администраторы, разработчики информационных технологий, есть специалисты, работающие с базами данных, безопасностью и так далее, то есть IT стала очень большой. И если раньше в вузах готовили разработчиков, то он был специалистом широкого профиля для всех сфер, теперь мы понимаем, что любой IT-специалист должен быть узкоспециализированным. Пока IT-образование у нас остается недоразвитым. И хорошо, что наше правительство это понимает и предпринимает шаги по его стимулированию.

– Можно сказать, что сейчас быть IT-специалистом модно. Как думаете, сколько продлится этот бум?

– Такая тенденция есть. Если раньше было престижно быть экономистом, банкиром, юристом, то сейчас вокруг IT складывается хороший образ и люди понимают, что если ты будешь хорошим спецом, то ты будешь обеспечен работой и, соответственно, будут хорошие заработки. Не за горами время, когда на наши места придет искусственный интеллект и роботы, которые будут решать рутинные ежедневные процессы, причем очень быстро. Поэтому нам, людям, нужно к этому адаптироваться. Сейчас на рынке уже нет ни одной профессии, не связанной с компьютерами.

– В вопросе автоматизации и цифровизации кто из стран СНГ в IT-сфере шагнул дальше всех?

– Не буду брать в расчет Россию, там предпосылки изначально другие были. Недавно мы съездили в Беларусь и посетили "Парк высоких технологий". Так вот там за 10 лет экспорт IT-услуг с 15 миллионов долларов вырос до одного миллиарда долларов. У них доля экспорта IT составляет больше 10 процентов от всего экспорта. И это явный сигнал того, что IT становится важной составляющей экономики.

Одна из самых популярных игр – World of Tanks, мессенджер Viber, приложение MSQRD по живым эффектам и обмену лицами − все эти продукты созданы нашими белорусскими коллегами.

Если говорить о нас, то экспорт IT составляет всего 15 миллионов долларов на данный момент. Мы имеем успехи по автоматизации внутренних процессов в виде электронного правительства. И в этом мы ушли далеко, белорусы, например, от нас отстали.

С точки зрения отраслевой развитости, нам еще есть куда развиваться. Раньше IT-технологии у нас не развивали как отрасль — вкладывались в сельское хозяйство, банковскую сферу, но только не в IT. Она шла приложением, как обслуживающая отрасль, которая будет попутно развиваться сама по себе. Сейчас акцент сместили, даже в правительстве выделили отдельного вице-премьера (Аскар Жумагалиев – прим.), который будет курировать именно IT-сферу.

– Президент лично пообещал следить за процессом цифровизации, но как можно говорить о национальном уровне автоматизации, когда до сих пор по республике нет доступа к высокоскоростному интернету?

– Наша огромная территория – это наше преимущество и одновременно наш минус. Есть стандартная экономическая теория, в которой говорится: государство может стать самодостаточным, если в нем проживает минимум 50 миллионов населения. В этом случае ты сможешь окупать те затраты, которые вкладываешь в ту или иную отрасль.

Второй момент: у нас расстояния между населенными пунктами огромные. Соответственно, любой предприниматель, создающий бизнес, хочет вложиться и получить прибыль, а доход будет там, где есть покупательская способность, рынок сбыта. Сейчас государство рассматривает проект, по которому все населенные пункты, где проживает более 1 000 человек, будут обеспечены высокоскоростным интернетом. Это очень дорогой проект, но мотивы у чиновников правильные, как это все получится на практике, покажет время.

Сейчас технологии развиваются очень быстро, и скоро беспроводным спутниковым интернетом будет охвачен весь земной шар. Уже сейчас крупнейшие корпорации Google и Facebook предлагают за свой счет запустить спутники вокруг земли и бесплатно раздавать интернет.

– На ваш взгляд, вопросами автоматизации и цифровизации должно заниматься только государство или же к этому процессу нужно подключать частный сектор и не тянуть огромные средства из казны?

– На мой взгляд, государство должно создать хорошую среду по нормативно-правовой базе, чтобы бизнес мог хорошо работать. При этом государство не должно заниматься тем, что бизнес умеет делать сам. Сейчас у нас, к сожалению, государство через подведомственные организации, холдинги, квазигоскорпорации является основным заказчиком услуг. При этом всем вышеперечисленным участникам не нужно зарабатывать деньги. Исходя из этой ситуации, я предложил инициативу, забрать у квазигоссектора и отдать бизнесу то, что он может делать сам.

К примеру, на программу "Цифровой Казахстан" было выделено порядка 140 миллиардов тенге на пять лет. Если вспомнить опыт Беларуси, то в свое время, создавая "Парк высоких технологий", бизнесмены пришли к главе государства Александру Лукашенко и попросили о налоговых преференциях. Ожидаемо их Минфин был против, но президент поддержал инициативу, так как компании, решившие создать парк, не просили у государства никаких средств, кроме нулевого налога.

Байжан Канафин
© Sputnik / Владислав Воднев
Байжан Канафин

Нам, в свою очередь, сейчас необходимо четко прописать механизмы распределения денег и запретить квазигосектору заниматься тем или иным видом деятельности, который с легкостью может выполнить частный сектор. Я считаю, что даже если деньги будут из госказны выделяться, то они должны выделяться на рыночных условиях.

– А в чем, на ваш взгляд, основная причина такого положения дел? Сфера IT также, как и многие другие, пронизана коррупцией? Как часто вы сталкиваетесь с лоббированием тех или иных интересов в своей работе?

– Если сравнивать с тем, как было раньше, то сейчас лоббирования стало гораздо меньше. И в этом, в первую очередь, стоит подчеркнуть роль государства, создающего условия, при которых каждый имеет возможность и рычаги. Если бизнес хочет работать честно, то у него при желании эта возможность есть. Понятно, что это сложно и до идеальных контрактов нам еще далеко. Социальные сети сейчас также стали мощнейшим инструментом. То есть в случае столкновения с какой-то несправедливостью у каждого бизнесмена есть возможность об этом написать и привлечь внимание к проблеме.

– Раз мы заговорили о теме социальных сетей, то вы наверняка отслеживали те локальные жалобы и даже скандалы, когда рядовые казахстанцы писали о незащищенности персональных данных, в том числе и на площадке E-Gov. Насколько легко взломать эту национальную базу и завладеть персональными данными граждан?

– Начнем с того, что случаи тех локальных конфликтов крылись в человеческом факторе. У нас есть отдельные компании, которые отвечают за безопасность данных. Но вопрос заключается в том, что системы постоянно развиваются, добавляются новые функции и инструменты. В IT-сфере можно сколько угодно обновлять и устанавливать механизмы защиты, и они будут надежными, но основная проблема – люди, именно человек, является основной угрозой. Как правило, любой слив происходит оператором этих услуг. Просто так взломать и скачать данные невозможно, но есть те, кто договаривается и делает свое "черное" дело.

– Сейчас создан IT-совет для обсуждения и реализации планов по цифровизации, в котором вы также принимаете участие. Понятно, что планов много и настрой у членов совета амбициозный, но хотелось бы узнать, какие опасения есть у вас, как у опытного игрока казахстанского IT-рынка? Что, на ваш взгляд, может стать камнем преткновения?

– IT-совет был создан при национальной палате предпринимателей "Атамекен". Его основная цель – сформировать правила игры для IT-компаний Казахстана, чтобы понять, кто у нас на рынке есть и что собственно они умеют делать. Чтобы в случае, если какая-либо компания столкнется со сложностями, ее смогли поддержать коллеги. Такие случаи уже имели место. К примеру, национальный холдинг благосостояния "Самрук-Казына" на протяжении шести лет занимался трансформацией и ориентировался на лучшие западные решения.

В итоге заключил пятилетний контракт на 42 миллиарда тенге с немецкой фирмой SAP, занимающейся производством программного обеспечения для организаций. Суть в том, что ни одна наша казахстанская компания в жизни таких денег не видела и, скорее всего, не увидит. Обидно было, почему наш большой фонд, отвечающий за благосостояние, покупает столь дорогой продукт за рубежом для автоматизации своих внутренних механизмов.

Нам бы, конечно, хотелось, чтобы такого рода решения принимались прозрачно и сообща. Можно было присмотреться к предложениям внутренних игроков рынка, которые бы обошлись в тысячу раз дешевле.

– Сколько сейчас наши успешные IT-специалисты могут зарабатывать?

– Зарабатывать все могут по-разному, это зависит от того, на себя он работает, или в компании, насколько он готов выкладываться. По моему личному мнению, чтобы хорошо жить, обеспечивая семью в четыре человека, нужно зарабатывать в месяц не менее полутора миллионов тенге.

Байжан Канафин
© Sputnik / Владислав Воднев
Байжан Канафин

 

– Не всем по силам зарабатывать столько, но это хороший стимул. Я знаю, что вы, помимо всего прочего, являетесь сторонником здорового образа жизни и даже идете к званию Ironman. Как спорт помогает в достижении профессиональных задач? В чем формула успеха Байжана Канафина?

– Мне нравится афоризм о том, что в жизни должно повезти три раза: у кого родиться, у кого учиться и на ком жениться. Если тебе повезло три раза, ты счастливый человек. Но и не стоит забывать, что жизнь – это стечение обстоятельств. Что-то зависит от тебя, что-то нет. Но, прикладывая усилия, как бы банально это ни звучало, добиться можно многого.

Если говорить о спорте, то я с детства занимался греблей, пока я не Ironman, но я в процессе. Несколько раз проходил половину пути этой дистанции (2 километра вплавь, 90 километров на велосипеде и 21 километр бега). Если говорить в целом о занятиях спортом, то людям умственного труда он жизненно необходим. Также моя деятельность связана с большим количеством общения, от которого также устаешь эмоционально. Для меня монотонная тренировочная работа является настоящим отдыхом для мозгов, когда в голове одна мысль — как выполнить упражнение. Именно спорт укрепляет силу духа и учит тайм-менеджменту.

– Байжан, порекомендуйте нашим читателям книгу, которая, на ваш взгляд, будет полезна каждому.

– Лет десять назад я прочитал очень интересную книгу – "Семь навыков высокоэффективных людей" Стивена Кови. Она не теряет своей актуальности и много раз пригождалась мне в жизни. Я рекомендую ее всем, кто потерялся и не знает, как идти дальше по жизни, как взять контроль над своей судьбой и быть счастливым человеком.

За помощь в проведении интервью благодарим ресторан Selfie Astana

24291
Теги:
Байжан Канафин, Астана
Дания Еспаева

Не стыдно проиграть Токаеву: чем занимается первая женщина-кандидат в президенты

1468
(обновлено 10:07 28.06.2019)
Свое выдвижение первая женщина-кандидат в президенты Дания Еспаева назвала большим риском, нацеленным на то, чтобы сломать азиатский менталитет

НУР-СУЛТАН, 27 июн — Sputnik, Жания Уранкаева. После оглашения результатов внеочередных президентских выборов прошло две недели. За это время казахстанцы успели привыкнуть к первой за 27 лет независимости смене главы государства. Выборы 2019 года в Казахстане запомнились стране и миру еще и тем, что впервые в предвыборной борьбе приняла участие женщина.

Корреспондент Sputnik Казахстан побеседовала с экс-кандидатом в президенты, депутатом мажилиса парламента Данией Еспаевой и узнала, как изменилась ее жизнь после выборов.

- Дания Мадиевна, вспомните 10 июня и момент, когда вы узнали о результатах выборов. Какие испытали эмоции?

– Конечно, я ожидала, что буду в первой тройке и рассчитывала на большее количество голосов. Во время моих встреч и поездок в регионы я видела готовность избирателей поддержать меня. Я видела отношение женщин и молодежи. Особенно молодежь хорошо восприняла новость о моем выдвижении на пост президента. Для них это стало хорошим знаком изменений в нашем обществе. Поэтому я рассчитывала на второе место. Сейчас я могу сказать, что это не столь важно.

За что хвалили и ругали выборы в Казахстане международные наблюдатели

Главное – это то, что впервые в истории Казахстана на главный государственный пост выдвинулась женщина от демократичной партии "Ак жол". Мое выдвижение – это был большой риск и слом азиатского менталитета. В этих выборах мог участвовать лидер партии Азат Перуашев и, наверняка, у него было бы больше голосов. Но мы решились пойти на этот оправданный риск.

Был большой интерес ко мне со стороны западных СМИ, они встречались не со всеми кандидатами и выбрали лишь нескольких для личного знакомства. Поэтому считаю, что третье место – достойный результат.

Еспаева Дания
© Sputnik / Абзал Калиев
Дания Еспаева: "Главный вывод, который я сделала для себя – не нужно бояться делать что-то впервые и нужно быть максимально открытым с избирателями"

- Все ли вы успели сказать за время предвыборной агитации, хватило ли времени?

– Однозначно времени было очень мало. За один месяц узнать кандидата, объехать все регионы при всем желании невозможно. Самое слабое место внеочередных выборов – сжатые сроки. Отрадно, что период предвыборной борьбы прошел без применения технологии черного пиара. Сейчас я понимаю, что мы немного недоработали с социальными сетями. Страницу в Instagram я завела лишь в период выборной гонки, и это было поздно, мы недооценили влияние и возможности социальных сетей.

Главный вывод, который я сделала для себя – не нужно бояться делать что-то впервые, нужно быть максимально открытым с избирателями. Люди чувствуют неискренность, а возможность честно отвечать на неудобные вопросы дорогого стоит.

Сколько тратили на выборы в Казахстане

– У вас нет ощущения, что у вас "украли" голоса? Как отреагировали на нарушения, которые фиксировались во время выборов?

– В социальных сетях была информация о нарушениях, но не думаю, что это существенно отразилось на результатах голосования. Мне сложно судить, каждый случай нужно разбирать вместе с компетентными органами. Конечно, каждый из кандидатов может сказать, что за него голосовали 70% избирателей, но нужно быть реалистами.

Дания Еспаева заявила об отсутствии популизма в своей программе

- То есть не стыдно проиграть Касым-Жомарту Токаеву?

– Конечно, нет. Я считаю, что это человек с определенным опытом в политике, в государственном управлении, многое сделал, работая на предыдущих должностях. Быть соперником такого политика очень престижно и проиграть ему однозначно не стыдно.

– В нашей стране действующий президент не снимает с себя полномочия главы государства на время предвыборной гонки. Как вы к этому относитесь?

– Безусловно, у действующего президента есть преимущества. Косвенно это отразилось на результатах и выборной кампании. Было бы правильным и справедливым, если бы действующий президент, как и другие кандидаты, брал отпуск без содержания.

Десять приоритетов политики Токаева

- Как вы отнеслись к комментариям казахстанцев в соцсетях о том, что кроме Токаева и Косанова они не знают других кандидатов. Почему наши кандидаты не раскрыли себя ярче: не показали семьи, не рассказали о себе больше, а действовали в рамках стандартного и скучного сценария?

– Времени действительно было мало, недостаточно эфирного времени. Телевидение - удовольствие недешевое и уместить все в несколько минут ролика невозможно. Кандидаты не раскрыли себя как личности? Не могу ответить за всех, расскажу о своем опыте.

Почему Дания Еспаева не пришла на теледебаты

Несмотря на то, что мои дети живут в разных городах, во время выборной гонки они приехали и были рядом. Более того, мы сняли видео, в котором я в кругу семьи, рядом с внуками. Но, знаете, мы не почувствовали запроса и интереса от общества. В регионах людей интересовала моя предвыборная программа. Поэтому у меня сложилось впечатление, что общество не готово воспринимать кандидатов со всеми их слабостями.

Единственная женщина-кандидат в Казахстане рассказала о своем выдвижении

Для меня реальной отдачей стали письма людей из разных уголков страны. Люди пишут, что называют в честь меня дочерей и внучек, и это очень ценно.

- Казахстанские политологи высказывали мнение, что ваше выдвижение кандидатом в президенты - это своеобразная проверка реакции казахстанцев на президента-женщину, имея в виду спикера сената Даригу Назарбаеву?

– Я с этим не согласна. Если бы это был сценарий Акорды, то на нашем съезде не было сразу несколько претендентов на выдвижение. До последнего не было уверенности, что члены "Ак жола" утвердят именно мою кандидатуру.

- Вы считаете, ваше участие в выборах повлияло на статус женщин Казахстана?

– Конечно, мое участие в президентских выборах – последний барьер, который мы, женщины Казахстана, преодолели. Нас пока не так много во власти, как этого хотелось бы. Но это показатель уровня амбиций женщин, что надо активнее о себе заявлять. Думаю, что пришло время на законодательном уровне прописать, что в правительстве, парламенте и судах должно быть не менее одной трети женщин. Уверена, что у нас найдется необходимое количество образованных и профессиональных женщин для этих постов.

Как изменится социальная политика в Казахстане

– Дания Мадиевна, в этом году в стране возникли протестные настроения среди многодетных семей, проблемы социально уязвимых слоев населения стали проявляться острее. Вы, как экс-кандидат в президенты, парламентарий и женщина-мать, какое видите решение этих проблем?

– Я считаю, что пришла пора вводить в нашей стране материнский капитал. Очень часто люди не могут купить жилье в ипотеку из-за отсутствия первоначального взноса. Материнский капитал можно было бы разрешить тратить на образование детей или приобретение жилья.

Сейчас проблемы многодетных матерей мы решаем так, словно тушим пожар. А другие казахстанцы, те, кто имеет одного, двоих детей, остаются в стороне. Считаю, что мы должны дифференцированно вводить субсидии для всех молодых казахстанцев.

Как многодетным семьям получить жилье

- А как быть с митингующими, которые протестовали в дни выборов в Алматы и Нур-Султане?

– Могу сказать, что предупредительные меры полиции – нормальная практика. Митинги для нас в новинку, во всем мире мирные митинги - отработанная практика. Нам нужно к ним привыкать. Если митинги санкционированные и проходят в определенное время и определенном месте, без угрозы для общественного порядка, то обществу нужно давать право высказываться. Считаю, что местные власти, не давая разрешение гражданам на проведение мирных санкционированных митингов, просто перестраховываются.

Граждане не используют в полной мере возможности парламентариев и партий. Некоторые думают, что в парламенте сидят "зажравшиеся" депутаты, которые решают свои личные проблемы, но это не так.

Токаев рассказал, когда и как разрешат проводить демонстрации в Казахстане

В парламенте собраны представители разных отраслей. В каждый законопроект, разработанный правительством, мы вносим тысячи поправок. Это кропотливая и серьезная работа. Поэтому обществу стоит плотнее работать с депутатами и помогать в создании работающих законов.

- Завершается очередная сессия парламента, чем займетесь во время депутатских каникул?

– В первые десять дней каникул мы совершим поездки по регионам и встретимся с населением. Во время отпуска я поеду на родину, в Актобе, буду в кругу своих близких, рядом с моей маленькой внучкой. К сожалению, мне не удается уделять родным достаточно времени, поэтому отпуск я проведу рядом с ними.

Казахстанские депутаты отложили свои каникулы

- Что бы вы сказали тем, 5% избирателей, поставившим галочки напротив вашей фамилии?

- Хочу поблагодарить за веру в меня и преобразования, которые происходят в нашей стране. Думаю, что мы на правильном пути.

1468
Теги:
партия 'Ак жол', выборы, Дания Еспаева
По теме
Выборы 2019: ЦИК рассказал о выявленных нарушениях
Тенге спокойно отреагировал на выборы президента Казахстана - аналитик
Токаев победил на выборах президента Казахстана – ЦИК огласил окончательные итоги
Лилия Рах

Будь у меня покровитель, я бы не влипла в криминальную историю - откровения Лилии Рах

5979
(обновлено 14:18 22.05.2019)
В интервью корреспонденту Sputnik Казахстан главный байер Казахстана Лилия Рах рассказала об уроках, которые преподнесла ей судьба, учителях и о том, почему нужно ценить каждую минуту своей жизни

Лилия Рах входит в список 500 самых влиятельных людей в мире, формирующих fashion-индустрию. Именно она открыла Казахстану имена ведущих мировых дизайнеров. Несмотря на свой высокий статус в обществе, Лилия Рах не считает себя светской львицей.

Байер и владелица магазинов модной одежды Лилия Рах
© Sputnik / Тимур Батыршин
Лилия Рах: Мама не понимала, что такое fashion. Но она четко знала, что ее дочери должны быть красивее всех

Простота в общении, негромкий голос и скромная манера держаться выдает в ней облик глубокого и незаурядного человека. О том, какие испытания ей уготовила судьба, о переоценке жизненных приоритетов и почему так важно сохранить свое "я", без метафор и намеков Лилия Робертовна рассказала в интервью корреспонденту Sputnik Казахстан.

Два класса образования и врожденное чувство стиля

- Любовь к моде у вас с детства. Как вашей маме удавалось одевать вас и вашу сестру столь экстравагантно во времена советского однообразия и дефицита?

- Моя мама – инвалид второй группы, у нее оголенный череп с 16 лет. Три года она лежала в больнице и чудом выжила. У нее два класса образования. Мама не понимала, что такое fashion. Но она четко знала, что ее дочери должны быть красивее всех.

Высокая мода: без белья и обуви по подиуму Kazakhstan Fashion Week

Стремление к красоте в тех условиях, в которых она жила, меня сейчас удивляет. Разговаривая с вами, я убеждаюсь, насколько особенная у меня была мама. Она прекрасно пела, за все, что бралась - получалось. Вязала крючком и спицами, вышивала, шила. Она была потрясающе грамотным человеком – работала и возглавляла магазин в деревне. Была удивительно трудоспособной  после рабочего дня она могла выйти на вторую или третью смены.

Байер и владелица магазинов модной одежды Лилия Рах
© Sputnik / Тимур Батыршин
Лилия Рах: Я, правда, фартовая - у меня были настоящие учителя. Люди, которые знают, что делать и как жить, - они приносят окружающим успех, и это очень для меня важно

Мама умудрялась работать до четырех часов ночи, немного поспать и опять идти на работу. Я переняла эту способность у нее: мне достаточно четырех-пяти часов глубокого сна. Если я поспала больше, значит, я плохо выгляжу.

Моя мама всю жизнь ходила в платке и очень красиво завязывала его. Она сильно отличалась от остальных жителей деревни. Ее манера держать руки и стать — это что-то от Людмилы Зыкиной, Софи Лорен и Нонны Мордюковой. Мама – это что-то среднее между этими тремя женщинами.

Самые главные женщины в жизни Рах

- Вы родом из Восточного Казахстана?

- Да, я родилась в селе Песчанка Новошульбинского района Семипалатинской области. Это моя родная деревня. Там я пошла в школу, окончила педагогический институт. Меня отправляли по распределению в Семипалатинск, а поехала я в Талдыкорган. В этом мне помог секретарь городского комитета комсомола. Он сделал мне открепление и таким образом я стала секретарем комитета комсомола индустриально–педагогического техникума.

Наденьте это немедленно! 10 нарядов для модной весны - фото

- А как вы пришли в индустрию моды?

- Семипалатинск был студенческим городом. Из-за близости с Новосибирском там было много фарцовщиков. В городе была совсем другая мода. Когда приехала в Талдыкорган, я внесла настолько новую моду в этот город, что на это сразу обратили внимание.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Коллекция Uma Wang SS18 в бутике Lui-Lei

Публикация от Liliya Rakh (@liliya_rakh_official)

Тогда я еще не понимала, что буду работать с модой, ведь я хотела стать учителем. Это желание было связано с моим первым педагогом – Боровинской Александрой Георгиевной. Она - человек-эстет. Ей сейчас 92 года, но даже дома она выглядит как на работе: надевает блузу с воротником, сарафан или платье-кимоно по фигуре, укладывает волосы и делает косу калачиком. Этот образ меня сопровождает всю жизнь. Александра Георгиевна – моя вторая мама.

Откровенный шик или модный провал: фото звездных нарядов церемонии "Оскар"

Второй знаковый для меня человек — это Гульшара Омаровна Баталова (директор Талдыкорганского индустриально-педагогического техникума - Sputnik). И ее образ со мной живет. Она была очень властной, сильной, харизматичной и экстравагантной женщиной. Она меня научила говорить "нет". Научила меня властности, требовательности, жесткости на работе ради результата. Я, правда, фартовая - у меня были настоящие учителя. Люди, которые знают, что делать и как жить, - они приносят окружающим успех, и это очень для меня важно.

- Вы росли без отца, и мама компенсировала вам его отсутствие своей властностью, требовательностью?

- Все женщины, которых я перечислила, компенсировали мне сдержанность моей мамы. Конечно, я мечтала о старшем брате и отце, но этого не произошло. Мама была очень суровым человеком, но это не было жестокостью. Я ей благодарна за это, потому что она подготовила меня к жизни. А сейчас мы своих детей немного рафинируем, не готовим к жизни, тем самым оказывая им плохую услугу.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

#liliyarakh #bayer #sauvagegroup #sauvage #luxury #fashion #style #moda #buro #vogue #love #paris #milan

Публикация от Liliya Rakh (@liliya_rakh_official)

Я тороплюсь жить, но в этом мое наслаждение

- А как вы воспитывайте своих детей? Так же жестко?

- К сожалению, да. Наверно я где-то перегибаю. Моя дочь Даяна мне как-то сказала: "Мама, ты все настолько закручиваешь, можно же жить проще". Им тяжело со мной, как и всем другим, кто любит, образно выражаясь, пить два часа кофе. Мне на кофе хватает мгновения, потому что боюсь другое не успеть. Наверное, неправильно, что я тороплюсь жить, но в этом мое наслаждение.

Роскошь, блеск и дух бунтарства: фото с модных показов в Париже

Нужно зарабатывать деньги, но хотелось бы, чтобы они показывали себя в построенном театре, доме престарелых, музеях, детском доме, а не оседали на счетах. Жизнь короткая…

Мы не ценим то, что имеем

- Почему вы с вашим талантом и ресурсами остались жить в Казахстане? Из-за патриотических убеждений?

- Вы знаете, у меня было миллион возможностей и приглашений. Я ничем не воспользовалась, я настолько была привязана, как ни парадоксально, к запаху степи. Он меня даже в путешествия тяжело отпускает. Я восхищаюсь нашими яблоневыми садами. Я мечтаю сделать на траве цветущего яблоневого сада показ, гости должны быть в белом, модели - босыми.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

#liliyarakh #fashion #buyer #almaty #sauvage #sauvagegroup #SauvageTeam #instamood #ss17collections #ss17 #trend2017 #lovelife #haiderackermann

Публикация от Liliya Rakh (@liliya_rakh_official)

Я поняла, что мы не ценим то, что имеем. Ушел из жизни Батырхан Шукенов. После его смерти я не могла простить себе, что на свои вечеринки заказывала выступать кого-то, когда такое сокровище было рядом (плачет).

Надо восхищаться талантами. Печально, что иногда это не востребовано. Моей работой гордятся в Москве, в Милане и Париже. Ты идешь по улице - к тебе подходят люди, тобой восхищаются, а здесь… наверное, это никому не надо.

Разум не возобладал - не могу простить себе этого

- Вы стали ценить каждое мгновение вашей жизни после случая с Хамро Сувановым, после долгих месяцев, проведенных в СИЗО?

- Раньше я посвящала себя людям, и это было неправильно. Нужно заниматься собой и жить для себя. Я влипла в эту историю, потому что очень хотела помочь всем. Надо жить своей жизнью, а не надевать чужую судьбу на себя. Я извлекла урок и сейчас стала больше внимания уделять детям.

- Я была в суде первой инстанции на оглашении приговора. Вы посчитали решение суда несправедливым и заявили, что хотите наложить на себя руки. Вы действительно готовы были это сделать или это был крик отчаяния?

- Если честно, я была готова это сделать, потому что психологически не смогла принять то, что со мной происходило. Я жила, пока у меня была надежда. Мне нужно видеть солнце, мне нужна трава, мне нужно ощущать запахи. Там ты изолирован от всего.

Байер и владелица магазинов модной одежды Лилия Рах
© Sputnik / Тимур Батыршин
Лилия Рах: Надо восхищаться талантами. Печально, что иногда это не востребовано

Меня не страшит мыть пол, работать, чистить унитазы. Наоборот, я считаю, что физический труд развивает. Я могу все это делать благодаря маме, которая научила меня выживать в любых условиях. Больше всего мне было стыдно перед детьми (плачет).

Я знала, что качусь в пропасть. Грязь меня затягивала в воронку, я падала на дно, и никого рядом не оказалось. Я не остановилась - разум не возобладал, и простить себе этого не могу.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

#liliyarakh #fashion #buyer #almaty #trend2017 #Tbilisi #friends #instamood

Публикация от Liliya Rakh (@liliya_rakh_official)

- У вас тогда произошла фильтрация друзей?

- Конечно, произошла. Я работаю в люксовом сегменте, а меня сильно удивили простые люди, их поддержка. Оказалось, они меня знали больше, чем близкое мне окружение. Это стало для меня откровением. У меня заново открылись глаза.

О религии и слабостях

- Вы религиозный человек?

- Конечно, я верила в Бога с детства. Но покрестилась в 42 или 43 года. Это было для меня символично, у меня началась совершенно другая жизнь. Но, с другой стороны, произошла такая чистка, полезло столько негатива, с которым нужно было справиться.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Какое это счастье!

Публикация от Liliya Rakh (@liliya_rakh_official)

У меня недавно один человек спросил: "Вы к Богу относитесь как отцу?" Да, это так. Я с Всевышним разговариваю именно на таком уровне.

- У вас есть слабости?

- Я очень плаксивая, мне всех жалко. Смотрю фильмы и плачу. Несколько дней не могу выйти из состояния, если картина произвела на меня впечатление.

В целом, моя слабость – это мода.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

@sessionbyed

Публикация от Liliya Rakh (@liliya_rakh_official)

Прочувствовать мысль и определить "ДНК" дизайнера

- А чем вы руководствуетесь, отбирая коллекции: интуицией, вкусом?

- Только интуицией – это первое, что включается. Каждый Дом моды знает, что меня трогать нельзя. Я зашла туда, должна почувствовать мысль дизайнера, определить его "ДНК", влюбиться в сочетание цветов. Если моя интуиция не говорит, что я здесь должна остаться, то с этим домом я не буду работать.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

By @mareta_photography

Публикация от Liliya Rakh (@liliya_rakh_official)

- Куда вы сбываете вещи, к примеру, из старых коллекций?

- Мы, конечно, пытаемся все распродать. При этом несколько раз в сезон отправляем одежду на благотворительность - в детдома или просто помогаем хорошим людям.

Красотки на миллион: фото самых богатых топ-моделей мира

О недвижимости и отношениях с Лейлой Храпуновой

- Лилия Робертовна, прокомментируете, пожалуйста, судебное разбирательство, которое инициировал казахстанский банк в отношении вас.

- Сейчас бизнес в таком состоянии, что мы вынуждены отдавать недвижимость, которая была заложена. Это произошло не от того, что мы просто работаем. Сейчас состояние экономики такое.

Лилия Рах
© Sputnik / Сергей Ким
Лилия Рах: У меня недавно один человек спросил: "Вы к Богу относитесь как отцу?" Да, это так. Я с Всевышним разговариваю именно на таком уровне

- Вы состоите в Палате предпринимателей?

- Нет, я занимаюсь бизнесом уже 22 года. Как все убедились: я занимаюсь этим на свои деньги, отдаю все свое.

- В интернете есть информация, что вы поддерживали дружеские отношения с Лейлой Храпуновой (супруга экс-акима Алматы Виктора Храпунова - Sputnik). Пользователи Сети пишут, что она помогла вам купить помещения в Алматы. Это правда?

- Абсолютная неправда. У нас с Лейлой Калибековной было три встречи. Она меня пригласила в свой кабинет, шел разговор о том, чтобы меня познакомить с домом Ferre (в 90-е годы Лейле Храпуновой принадлежал салон Gianfranco Ferre - Sputnik), чтобы я продолжала какие-то отношения с ними. Но мне этого не надо было, потому что я сама неплохо завоевывала fashion-рынок в Европе.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

#archives Софи Лорен

Публикация от Liliya Rakh (@liliya_rakh_official)

Вторая встреча состоялась у нее дома. Мы пили чай и разговаривали о стиле. На третий раз она меня опять позвала к себе в кабинет и попросила совета, как быстрее продать бутики. У нас не было никакой дружбы.

Не торопитесь быть взрослыми тетками - Лилия Рах дала наставления выпускницам

Что касается покупки помещений: я брала под бешеные проценты кредиты, закладывала все, что есть, без всякого покровительства. Я вкладывалась в ремонт этих зданий.

Это был путь человека, который попал в перестройку и воспользовался тем, что предлагалось на рынке. Если бы у меня был покровитель, я бы не влипла в историю с судами.

Байер и владелица магазинов модной одежды Лилия Рах
© Sputnik / Тимур Батыршин
Лилия Рах: Мне на кофе хватает мгновения, потому что боюсь другое не успеть. Наверное, неправильно, что я тороплюсь жить, но в этом мое наслаждение
5979
Теги:
мода, Лилия Рах
Проблемы жителей поселка Косшы, который может стать городом

Село Косшы близ Нур-Султана стало городом областного значения

14
(обновлено 08:24 27.07.2021)
Соответствующий указ подписал президент Казахстана

НУР-СУЛТАН, 27 июл - Sputnik. Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев подписал указ "Об изменениях в административно-территориальном устройстве Акмолинской области", который предполагает наделение села Косшы близ Нур-Султана статусом города областного значения. 

"Реорганизовать Целиноградский район Акмолинской области путем выделения из него села Косшы. Отнести село Косшы Целиноградского района Акмолинской области к категории города областного значения", - говорится в тексте указа, который вступает в силу со дня подписания.

Кто мешает Косшы стать городом

Косшы - село в Целиноградском районе Акмолинской области, находится в 2-3 километрах от границы Нур-Султана. Жители Косшы в основном работают в столице. Власти давно хотели придать селу статус города, однако многие жители были прописаны в столице. 

Почему затянулся вопрос с объявлением Косшы городом областного значения

 

14
Теги:
указ, город, Косшы, Нур-Султан